Блог > Вклад: С Новым годом!- О литературе "нулевых"

С Новым годом!- О литературе "нулевых"

Понедельник, 04 января 2010, 23:29:12 | Армин Книгге

С Новым годом!- О литературе

Порт г. Киль /Германия, 29 декабря 2009 г.

Русская литература «нулевых».- «Герои нашего времени».- Захар Прилепин – «новый Горький»?.- «Грех» - в этой книге есть бесценные витамины

С Новым Годом, дорогие посетители блога «Неизвестный Горький»! Пусть Новый Год Вам принесет много радостных и интересных событий, в частности много встреч с интересными книгами.



Русская литература «нулевых»

Можно не сомневаться в том, что книжный рынок в 2010 году будет предлагать российским читателям большое число новых изданий в категориях «качественная беллетристика» и «высокая литература», даже в том случае если литературная продукция последних лет просто «продолжается», не изменяясь существенно по объему и качеству. В этом ожидании убедило меня чтение (признаюсь: довольно селективное) нескольких обзорных книг именитых критиков (А. Немзера, Л. Аннинского, Л. Данилкина у др.) о литературе «нулевых» лет. В особенности, книга Льва Данилкиа «Нумерация с хвоста» (М.: АСТ, 2009) о литературе 2008 года поразила меня количеством (около пятидесяти изданий) и разнообразием рецензированных книг. Они выбраны не по известности имени писателя или по спискам премий, а по личному произволу критика. Вкус его, однако, кажется мне настолько надежным, что я с удовольствием доверился его руководству. Содержание книги убедительно иллюстрирует тезис автора, что «литература, несмотря на то, что развивалась внутри и по законам общества потребелния, все-таки не превратилась в одну из отраслей индустрии развлечений, в соревнование, в чистый рынок, работающий по законом конкуренции». Она осталась «особой сферой», где рейтинги и премии не решают о месте в иерархии литературного качества.

«Герои нашего времени»

В конце книги представленные издания распределены по шести категориям, кроме уже названных «Качественная беллетристика» и «Высокая литература» там фигурирует категория «Герой нашего времени: галерея портретов». Материал этого отдела в особой мере возбудил мой интерес. Это именно то, что наблюдатель со стороны, «иноплеменник», надеется найти в новейшей российской литературе: что это за люди, нынешние россияне, как они живут в условиях неограниченной власти капитализма и «нефтяной стабильности»? Ответы разные, но все – интересные, назову несколько примеров. Так, остроумный банкир Знаев, параноидально боящийся потерять секунду, придумал свою национальную идею: «Готовься к войне!» (в одноименном романе Андрея Рубанова). Угроза войны кажется ему единственным способом отмобилизовать расхлябанную, утопающую в нефтяном изобилии, слишком медленную нацию. Недоволен порядком вещей, но по другим причинам, и офисный служащий Семипятницкий (в романе Германа Садуалева «Таблетка»), который переживает midlife crisis и механически продолжает выполнять навязанные ему обществом обязанности, какими бы абсурдными они ни были. К героям «нулевых» принадлежат и самонадеянный глянцевый журналист Андрей Миркин (в романе «The Телки» Сергея Минаева) и российский алкоголик Юрий Бригадир, который в своей автобиографии («Мезецефалон») рассказывает о своей интересной повседневной жизни. Все они не (или не только) карикатуры современных «типов», а живые люди, написанные со знанием дела и литературным вкусом. Тем не менее персонажи нередко являются носителями какой-то общей идеи. Владимир Маканин (хорошо известный и на Западе) в лице майора Жилина (героя романа «Асан») разрушил романтический образ военного героя. Жилин не солдат, а диспечер, по существу, вор, но именно своим воровством он спасает жизни – своих людей и врагов. Война типа чеченской затушёвывает линии фронта, противоречия национальностей и идеологий. Вор может оказаться святым.

Захар Прилепин – «новый Горький»?

В список «Героев времени» Данилкин включил и Захара Прилепина, автора книг «Грех. Роман в рассказах» (2007 г.) и «Ботинки, полные горячей водки. Пацанские рассказы» (2008 г.). Писатель этот имеет отношение к предмету нашего сайта, его в критике не раз называли – с разной оценкой – «новым Горьким». Можно спорить о том, насколько речь может идти о существенной близости творческих личностей писателей или только о совпадении отдельных биографических черт и исторических условий их появления. Данилкин поставит акцент скорее на близости сегодняшней общественной и литературной ситуации к ситуации начала прошлого века, когда появился Горький и – в известном письме Чехову 1900 года - призвал к «героическому» и «возбуждающему», тому, что выше и красивее жизни. Подобное настроение Данилкин констатирует сегодня в кругах писателей и читающей публики. Возникает потребность в людях с «интересными биографиями», заявляет критик в предисловии книги, а таких людей в общественном сознании нет, приходится разыскивать теперь через газету – «и это в России, где события, которых хватило бы на цикл романов, происходили практически с кем угодно». Этот странный дефицит людей с экстремальным жизненным опытом, по мнению Данилкина, объясняется воздействием «душной стабильности» на умы людей. Когда все легализовались и вместо биографии приобрели кредитную историю, возникает потребность в «интересных людях», хотя бы литературных, и на этот спрос Прилепин оказался идеальным предложением, начиная с его наружности. «Кадыкастый, с бескомпромиссно обритым черепом», «босяк в новых ботинках» – таким он стал одним из самых читаемых прозаиков поколения тридцатилетних. Сборник «Ботинки, полные горячей водкой» издатели анонсируют следующем текстом: «Сборник увлекательных брутальных новелл – мастерски написанных: порой трагических, порой необычайно смешных. Одиннадцать историй про дружбу и предательство, испытания тюрьмой и войной. И – любовь к жизни во всех ее проявлениях.» Представление книги, несмотря на его очевидную установку на сенсационность, довольно точно передает ее противоречивое, почти абсурдное содержание. Сосуществование темы насилия и темы «любви к жизни» характерно для прозы Прилепина и как бы обусловлено его биографией. Прилепин родом из рязанской деревни, фигурирующей в его творчестве как печальное а все-таки идиллическое место его детства. С насилием во всех возможных формах он познакомился в других местах. В 90-е закончил филфак, но тогда же записался в ОМОН и успел повоевать в Чечне. Затем работал вышибалой в клубе и могильщиком. Он вступил в лимоновскую партию и написал роман «Санькя» (2006 г.), который считается до сих пор (и был действительно) апологией политического бунтарства, включая средства терроризма. В последних книгах политический радикализм почти полностью исчез, но остались мотивы праведного гнева и карательного насилия в борьбе со «злом».

Я-рассказчик Прилепина рассказывает исключительно о себе, т.е. о Захаре Прилепине и событиях его жизни. Это, по словам Данилкина, «настоящий лирический герой, чувствительный и грубый одновременнно». Критик сопоставляет его сначала с Маяковским, но лучшим кажется ему сравнение с Горьким романтического периода: «босяк, с четко выраженной гендерной, социальной и эстетической позицией».

«Грех» - в этой книге есть бесценные витамины

В 2008-м Прилепин получил «Национальный бестселлер» за сборник «Грех». Предисловие к этой книге написал Дмитрий Быков. Горький там не упоминается, Быков видит Прилепина скорее в традиции Аксенова, Газданова и Лимонова, но в основном он, как Данилкин, проводит линию необычной, исключительной личности писателя, которую трудно числить в какой-нибудь разряд. Под заглавием «Счастливая жизнь Захара Прилепина» Быков старается защитить писателя от репутации «подпольного человека», его радикализм, даже пресловутое нацбольство, никак не следствие брутального характера. На возможные возражения критик реагирует со свойственным ему темпераментом: «Представьте себе, в экстремистскую политическую партию можно вступить не потому, что ты по природе подпольщик, заговорщик, реализатор собственных жестоких и тайных комплексов, - а вот именно потому, что тебя переполняет сила и тебе стыдно за ту Россию, которая вокруг тебя. Она рождена быть красивой, богатой и сильной, как ты, а прозябает в ничтожестве. Как так? Обидно!»

Прилепин – «добрый писатель», заявляет Быков, заметно это, между прочим, в его манере писать о женщинах и животных. И тех и других он – по русской традиции – «жалеет», и у читателя его поведение возбуждает глубокую симпатию, герой обаятелен, даже в своих слабостях. «Ужасно жалко и стыдно, что такого молодого и приличного человека, который горы бы свернул, если бы все время не били под дых, - гнет, кромсает, буквально спихивает в могилу вот эта родная реальность, к которой менее приличные люди давно приспособились». Заключительное определение темы, однако, гораздо оптимистичнее и явно звучит «по-горьковски», хотя Горький, как было сказано, в этой статье не упоминается. Позволю себе привести его в (почти) полном объеме в качестве заключительного слова к этой записи, в заглавие которой я мог бы, таким образом, поставить другое поздравление: «С новым Горьким!»

: Так вот: эта книга [«Грех»]- о том, как с Прилепиным (а он явно не один такой) ничего нельзя сделать. Ни работа могильщика, ни должность вышибалы, ни Чечня, ни регулярные попытки отдельных защитников либеральных ценностей подвергнуть осмеянию радостный революционный (и не только) пафос его прозы не превратили его в подпольного персонажа. Он остается активно работающим, востребованным и читаемым писателем, умудряется дерзить в глаза президенту, не боится ни черта, ни общественного мнения и не забывает размножаться, чтобы было кому строить счастливую настоящую Россию./.../
В этой книге есть бесценные витамины, которых так мало в текущей литературе: энергия, храбрость, радость, нежность. /.../ Книга Прилепина вызывает желание жить – не прозябать, а жить на всю катушку. Еще десяток таких романов, чтобы уж самых ленивых и безграмотных проняло, - и России не понадобится никакая революция.

Категория: Горький в наши дни

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии можно оставлять через функцию КОНТАКТ.

Der unbekannte GorkiМаксим Горький

netceleration!

Начало страницы