Блог > Вклад: Горький - известный и неизвестный

Горький - известный и неизвестный

Пятница, 31 августа 2007, 12:33:22 | Армин Книгге

Горький - известный и неизвестный

Что я подразумеваю под «неизвестным Горьким»? Нужно сначала объяснить, что это такое – Горький «известный». И здесь и там не обойтись двумя словами. История восприятия личности и творчества писателя перегружена штампами. Выберем как рабочую гипотезу вместо «буревестника», «основоположника» и т.д. одно из более современных крылатых слов, в духе постмодернизма – «многоликий Горький». Это звучит не гордо, но зато загадочно и «интересно». Да, Горький многолик, и это относится даже к известному Горькому. В сознанни культурного сообщества наших дней он существует в нескольких, более или менее радикально отличающихся друг от друга вариантах. Возьмем сначала старого-престарого Горького. В Большой Советской Энциклопедии (1952 г.) он определяется такими словами: «Великий русский писатель, основоположник литературы социалистического реализма, родоначальник советской литературы». Из трех частей этой формулы две – советская литература и соцреализм – прекратили свое существование, третья – величие – стала под сомнение. Вместе с советским государством как бы закономерно разрушился и Горький, огромный, монолитный и грозный памятник культуры этого государства.

Во время перестройки в образ Горького вошло много неизвестного (в смысле материалов), как правило, в ущерб его репутации. Это относится в первую очередь к частичному опубликованию переписки писателя со Сталиным. В одном из его писем Сталину (12 ноября 1931 г.) Горький просил (и не без успеха) вождя о рабочем месте для практически запрещенного М. Булгакова. В письме Горький свое предложение вводит такими словами: «Врага надобно или уничтожить, или перевоспитать. В данном случае /подчеркнуто автором/ я за то, чтоб перевоспитать.» Трудно оспорить утверждение издателя переписки, Т. Дубинской-Джалиловой, что «пролетарский гуманизм», который провозглашал Горький, был фактически «сталинским», независимо от того, какое содержание вложил в это понятие сам автор. Тяжелым ударом по моральному авторитету писателя оказался и «Архипелаг ГУЛаг» Александра Солженицына, книга двадцатилетней давности, «возвращенная» советским читателям только в 1989 году. Там Солженицын излил свой священный гнев над книгой о строительстве Беломорско-Балтийского канала, вышедшей в 1934 году под редакцией Горького. Солженицын назвал ее «позорной книгой», «впервые в русской литературе восславившей рабский труд». Рядом с такими более или менее справедливыми упреками в адрес писателя появились резко отрицательные оценки его художественного творчества («Горький Горький» В. Пьецуха и др.), которые, как могло казаться, нашли свое подтверждение в давних высказываниях о Горьком в кругах русской эмиграции, например в возмущении Ивана Бунина об этом «вечном полуинтеллигенте» и его мировой славе, «совершенно беспримерной по незаслуженности».

Названные компоненты составили вместе как бы обратную сторону «известного» Горького, образ развенчанного советского классика, и они подготовили, как казалось, его исключение из канона русской литературы ХХ века. На Западе этот процесс деканонизации «советского» Горького в условиях холодной войны давно совершился, а в России такой конец истории все-таки не осуществился. Даже наоборот, одновременно с ниспровержениями авторитета писателя шел процесс его «возвращения». «Идол как стоял, так стоит», удивился критик Литературной газеты П. Басинский уже в 1992 году. «Горький неуничтожим; тут есть какая-то тайна.» Подобные указания на «тайну» или «загадку» Горького характерны для многих работ в дальнейшем ходе восприятия личности и творчества писателя. В них высказывается, с одной стороны, серьезный интерес к Горькому как «духовной личности» (М. Агурский), в частности к особенностям его религиозного сознания, близости ницшеанству и идеям будущего французского экзистенциализма, но с другой, известная растерянность перед лицом как будто необъснимих противоречий в поведении и словах этого человека. Басинский в своей позднейшей биографии Горького (Серия Жизнь замечательних людей, 2005) постоянно указывает на такие черты «амбивалентности», «многогранности» и т.п. .После «советского» и «антисоветского» таким образом сейчас и «многоликого» Горього можно причислить к крылатым обозначениям его многострадальной истории восприятия.

Еще одна и к тому довольно своеобразная концепция жизни и творчества писателя встречается в окружении традиционного горьковедения, прежде всего в московском Архиве Горького (ИМЛИ) и на Горьковских чтениях в Нижнем Новгороде. Лишенные квазигосударственного авторитета советского периода и соотвествующих финансовых средств эти учреждения продолжают свою работу, приносят своими публикациями (в том числе серией писем Горького в составе Полного собрания сочинений и серией «Архив Горького») немалую пользу исследовательской работе о писателе. Самоотверженный труд научных сотрудников в неблагоприятных условиях заслуживает уважения. Тем не менее публикации из этого окружения нередко вызывают впечатление какой-то странной отключенности от текущей общекультурной жизни страны. По содержанию и стилю они часто напоминают ритуализованные способы обхождения с «великим писателем» советских времен. «Горький велик, ценен, значим и чрезвычайно актуален для дня нынешнего.» Категорическая тональность этой оценки характерна для многих суждений горьковедов старой школы. В ней выражается, как мне кажется, ментальность осажденной крепости: Не дадим «нашего» Горького в обиду. Критические оценки горьковского «гуманизма» в тридцатые годы отвергаются. Воспев советского человека как воплощение Человека с большой буквы, Горький следовал «лучшим гуманистическим традицииям русской литературы и духу христианства». «Не вина писателя в том, что эту идею исказили, и она не осуществилась полностью.» Опубликованные за год до семидесятилетия событий 1937 года, эти слова должны вызвать недоумение. Хотя в публикациях горьковедения много говорится о необходимости «нового взгляда» на Горького и пересмотра традиционных концепций, процесс обновления проводится практически только методом добавления к традиционному образу писателя новых, »актуальных» качеств. Горький, оказывается, «глубоко национален», он человек религиозный, враг «политтехнократов» и т.п.
В свяи с этим возникает вопрос, что именно воплощается в профиле Горького, недавно «возвратившийся» на логотип Литературной газеты (www.lgz.ru) и занявший там свое традивиционное место рядом с Пушкиным. Что это – «новый Горький» или просто символ того, что (по словам главредактора) «период саморазрушения явно заканчивается»?

Итак, «известный» в наши дни Горький является довольно «пестрым» феноменом. А как обстоит дело с «неизвестным», который должен быть главным действующем лицом на предлагаемом сайте? Из описанных вариантов «известного» ему ближе всего, безусловно, «многоликий Горький» Басинского и других авторов. О многослойной и противоречивой личности писателя говорили многие из его современников, в том числе такие «странные» почитатели как Андрей Белый, который в 1922 году в своей речи к тридцатилетию творческой деятельности писателя сказал: «Горький, противоречивый от многогранности, есть воистину Чело Века нашего времени». С другой стороны «многоликость» начинает принимать черты нового в длинном ряду штампов, которые так характерны для истории восприятия Горького. Многоликость как таковая еще ничего не значит, чрезмерное применение этого понятия и ее синонимов сводит на нет всякое конкретное содержание.
Горький на этом сайте – это сначала просто «интересный» человек и художник, он служит исходным пунктом для свободной дискуссии на разные темы, актуальные и неактуальные. Отказ от однозначных обозначений личности Горького не значит, что у него не было того, что называется убеждениями, или у него был просто «слабый характер». Дело в том, что в его сознании к каждому «убеждению», пусть это идеал Человека с большой буквы, светлое будущее или вера в неограниченные способности русского народа одновременно подмешиваетсая и «голос против», в котором выражается сомнение, нередко глубокий пессимизм. Этот внутренний раскол создает благоприятные условия для возбуждения свободного обсуждения, дискуссиии pro et contra.

Что касается моих личных мненийи и предрассудков по отношемию к Горькому, то оставлю за собой право высказать и защитить их, но не намерен их навязывать моим читателям и корреспондентам. То обстоятельство, что автор этого сайта смотрит на Горького и на Россию «извне», надо надеяться, не будет вызвать сомнения в его компетентности. Взгляд со стороны не обязательно и «гордый взор иноплеменный».
Интересовали меня давно и продолжают интересовать такие темы как двойственное отношение Горького к русскому народу, его проповедь «активного» человека (необычная в русской традиции, несмотря на нудные повторения), его мужество и упрямство в «Несвоевремменных мыслях». В художественном творчестве для меня привлекательны его галерея «русских типов», в особенности его озорники, чудаки и народные «философы»; способы характеристики через физиогномию, манеру движения и речи; ряд его «сильных женщин» и ряд замечательных историй несчастной любви («Матвей Кожемякин», «Романтик», «Рассказ о безответной любви»). «Клима Самгина» считаю художественной неудачей, но все-таки читал и читаю эту книгу с напряженным вниманием. Это уникальная в своем роде попытка самоисправления через самоуничтожение.

Мой профессиональный, исследовательский интерес больше всего направлен на саму историю восрприятия этого писателя. Кто, когда и как читал Горького, и какие впечатления произвело это чтение? В соответствии с его «интересной» личностью у Горького и очень интересная посмертная судьба в русской литературе. Сейчас по всем признакам начинается новая глава этой истории. Из данных книжной торговли и других информаций выходит, что Горький в сегодняшней России может вызвать интерес широкой публики. Но я об этом «массовом» читателе почти ничего не знаю. Что его тянет к Горькому? Это ностальгия по советским временам, или по «России, которую мы потеряли», или просто любопытство познакомиться с писателем , у которого все еще громкое имя? Предлагаемый сайт был устроен мной между прочим и в надежде получить ответы на такие вопросы от посетителей сайта, все равно будут ли они люди, профессионально занятые литературой, или «простые» читатели. С большим интересом и удовольствием жду ваш отзыв, уважаемый читатель!

Категория: Введение

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии можно оставлять через функцию КОНТАКТ.

Der unbekannte GorkiМаксим Горький

netceleration!

Начало страницы